«Персональное счастье» (продолжение)

По поводу предыдущей записи о индивидуальных жизненных сюжетах возникло обсуждение, которое предлагается вашему вниманию. Интервью с внимательным cобеседником заполняет не совсем ясные места.

Напомню: в серьезной астрологии механика любого события оказывается связана с астрономической картиной на этот момент. Если это рождение человека, то значит речь идет в первую очередь о его природе, темпераменте, внешнем виде, наклонностях и — самое главное — важнейших потребностях. Вокруг ветки самых существенных потребностей и кристаллизируются его основные жизненные сюжеты. Можно заранее сказать: какие варианты ему «достались», особенности развития и частные детали этих сюжетов, и их успешность — даже не сама по себе, а именно в том, смогут ли они приблизить человека к его особому фундаментальному удовлетворению. Вокруг этого и шел разговор:

— Конкретная конфигурация этого персонального счастья, «на чем сердце успокоится» — это вещь постоянная, заданная раз и на всю жизнь, или она может меняться под влиянием обстоятельств?

Сетка сюжетов с их оценкой — скорее как карта подводных минных заграждений.

Базовая потребность, с которой все начинается — словно склон горы, угол нашего вечного наклона в определенную сторону. Он не меняется и потребность остается по сути той же. Но на этом склоне у каждого разные обстоятельства и возможности. Они как рельеф придают конкретную форму поиску удовлетворения — из-за этого и возникают несколько ветвящихся сюжетов. Можно сказать так: река ищет себе русло и у нее есть два-три-четыре возможных варианта, которые тянут за собой сюжеты, вовлекающие и обстоятельства, и наши усилия.

Просвет тут появляется не в том, что неблагоприятный сюжет якобы можно в конце концов «преодолеть» или «побороть» или понадеяться на милость обстоятельств (негативные сюжеты, кстати, нередко начинаются вполне радужно прежде чем «подвести под монастырь»: они же должны где-то черпать привлекательность, иначе бы нашлось мало охотников в них вовлекаться). Просвет на самом деле скрыт в возможности выбора между уже существующими сюжетами. Для самого человека они обладают разной привлекательностью и очевидностью обещаний, но эта субъективная привлекательность может вовсе и не дать человеку необходимого. Вверху «карточной колоды» имеющихся под рукой сюжетов первыми по порядку могут лежать способы достижения персонального счастья, обещающие его, как нарисованная на кирпичной стене дверь, в итоге не «открывающаяся» и не дающая обещанного. Тут-то и важно четко разграничить — что твоё и реализуется гарантированно, а что при всей естественности вовлечения в сценарий окажется в итоге впустую и в лучшем случае удастся лишь подержать какое-то время в руках.

— Подразумевает ли метафора реки наличие четкой временной схемы развития сюжетов, однонаправленность движения по ним, то есть если некая развилка пройдена одном способом, исключающим возможность реализации другого сюжета, то нельзя в произвольный момент вернуться в нее и «переиграть» выбор, и доступный набор сюжетов? «Колода» в руке будет постепенно уменьшаться?

В эту «реку» можно зайти не один раз. Речь скорее о наклоне желания, склонности природы, чем о безвозвратно запущенном по течению кораблике. В этом плане слишком буквально воспринимать метафору не стоит.

Но важные развилки действительно встречаются. Пусть они не всегда чреваты полной потерей других сюжетов, но со временем такие возможности иссякают. Для оценки динамики жизни предназначены уже не метафорические, а вполне конкретные техники (натальный анализ карты рождения, трети жизни, дирекционные продвижения сигнификаторов, фирдариальные периоды, первичные дирекции, вторичные прогрессии, периодизация лотов, особо знаменательные годовые карты и многие другие). Это их математика «ведёт бортовой журнал» путешествующего по реке кораблика. К более благополучным сюжетам нередко вернуться можно не раз. Конкретика зависит от личной «дорожной карты» человека. Но затягивать с этим не стоит.

— Хорошо, что все не так фатально.

Смысл такого рода работы — из показанных предопределенных вещей дать свободно выбрать благодарную лыжню.

Щекотливый момент, правда, состоит в том, что часто как раз свои наклонности и образуют ту самую фатальность или стены коридора — как для хороших, так и для неблагодарных сюжетов. Можно немного переиначить пословицу: «Не всё то золото, что так хочется от жизни получить». Будь то какие-то одиозные цели или тяга к перемене мест и духовным практикам — и то, и другое может как попасть к человеку в руки, так и остаться «картонным камином папы Карло».

— Зато если «хочется» вычистить выученные-подхваченные-индуцированные кем-то или чем-то, оставив только свои родные, общий КПД и удовлетворенность жизнью взлетает по экспоненте. Правда, реальность оказывается далека от предполагаемого образа, но это разумная плата.

Бывает разумная, бывает нет. Ключевое слово — знать.

Потому как просто полная реализация собственной природы может приносить личный распад не только эпическим злодеям вроде Гитлера, а и повторяется во множестве микроскопических драм и безответных со стороны благосклонности жизни судеб.

В отличие от «привнесенных» и «подхваченных» стремлений — все жизнеобразующие сюжеты, которые двигают нами в поисках удовлетворения («персонального счастья»), берут начало в нашей собственной природе. Остальное служит поводом.

— Вы имеете в виду, что случай Гитлера и ему подобные — это именно реализация задуманной природы, а не какое-то ее искажение? Возникает вопрос по поводу «образа и подобия»… Т.е. может быть изначально дана такая природа, которую только усмирять и скрывать?

Когда мы говорим о «задуманной природе» — что именно мы имеем в виду?

Есть птолемеевские «качества души» и есть жизненные сюжеты, которые мы с вами до сих пор именно и обсуждали. Качества души у фюрера были, мягко говоря, весьма сложные (этот момент, к слову, затрагивается Джоном Фроули в его самой первой книге). Но это просто человеческий материал, а не сюжет, определяемый этим материалом. А вот доступные сюжеты, среди которых можно (если знаем — что именно) выбирать, у него заслуживают как минимум отдельной лекции. Если кратко, то да, человеку его склада вытянуть из этой колоды сюжетов самую скромную, но благополучную в итоге карту было нереально. Но так бывает очень нечасто.

Возвращаясь к вашему вопросу. Нельзя обобщать вещи, сводя их к «смирению» или «скрытию». Сюжет не задается в терминологии «делай что хочешь или же прячься». Есть вполне определенные действия, детали, каждый сюжет конкретен. Именно эта конкретика и позволяет его разглядеть и увидеть в любых обстоятельствах, потому что он будет повторяться по жизни в новых и новых декорациях, но его «почерк» распознаваем. Поэтому прочь обобщения. Есть лучший сюжет (а порой и несколько), есть порой провальные. И те, и другие нам «родные». Зная детали всех этих «родных сюжетов» — держимся тех, что способны нам в итоге дать, а не обобрать до нитки. Таков алгоритм.

— Получается, шанс на хороший сюжет есть для обладателей самых разных «качеств души», различия в трудности его обнаружения и внутреннем согласии воспользоваться именно им, а не более субъективно многообещающим.

Именно.

Не абсолютно всегда (в худшем раскладе все сюжеты перекрыты, но и там есть возможность ставить не на худшее из зол, если детально знать их все в лицо), но очень часто актуально именно то, что вы только что сказали. Знать, во что себя вкладывать и на что полагаться — опыт непростой для принятия (ведь он всегда связан с очень персонально значимыми вещами, от которых сложно отказаться — это же «часть себя»). Но очень ценный, если его принять — он не даст оказаться в итоге перед закрытыми дверьми, покажет, где они не закроются. Важно и то, что нет необходимости совсем уж умерщвлять, отказываться или «кастрировать» сюжеты, не дающие в итоге удовлетворения; просто к ним стоит относиться легче сердцем, снять с них акцент своих усилий, жертв ради них, сдвинуть с них центр тяжести, скорректировать своё к ним отношение — и уже это может сделать их полноценнее и проще для жизни. Стоит, видимо, выкроить время и перевести отрывок от одного из самых обстоятельных и сведущих астрологов древности, Веттия Валента. Он очень хорошо объясняет простой и одновременно сложный механизм того, как это сделать. «Солдаты судьбы», техничный и одновременно поэтичный отрывок из его многотомной «Антологии». Обязательно сделаю.

— По поводу описанного вами распределения сил между сюжетами в какой-то момент выработала для себя «правило буравчика»: не стоит преодолевать сопротивление материала (обстоятельств и прочего) выше определенного уровня, скорее всего, туда ходить не надо, а что хорошо получается — то и есть свое. Наверно, это не универсальный подход.

Можно, например, не один год прожить в нормальном браке пока механизм сломается, сюжет развалится и партнерство для человека превратится в противоположность удовлетворению. То есть «правило буравчика» — нормальное и естественное средство для тактики. Выбор сюжетов — другое. Это стратегия. На куда более серьезные периоды времени, на всю жизнь. Нужда в астрологии в данном случае отпала бы, если такие вещи можно было бы сразу определять наощупь.

— А вот в целом правильно ли я понимаю, что философско-мировоззренческий подход, находящийся в основе астрологии, не дает ответов типа «почему тот или иной человек рождается именно с таким набором карт на руках в виде качеств и доступных сюжетов» (очень неравномерно распределенных между людьми), а только феноменологически описывает то, что есть, не затрагивая причинно-следственных моментов?

Феноменология, абсолютно верно.

Есть, конечно, много «авторских версий» астрологии, предполагающих всё, что угодно. Но так было бы и с физикой, и с математикой, и с любой другой дисциплиной, если переселить ее в маргинальное для социума гетто, как это произошло с астрологией в последние 400 лет.

— Астрология в этом случае — внутрисистемный элемент или «взлом системы», насколько, грубо говоря, «положено знать» свои сюжеты и прочую информацию, которую она может сообщить?

Это обычный элемент познания мира — как и многие другие дисциплины. Знать ее допустимо настолько, насколько, например, электрику стоит разбираться в перегоревшей проводке, чтобы не сидеть вечером при лучине.

Внесистемность вменяется астрологии либо людьми несведущими, либо незаинтересованными по какой-либо причине в распространении информации. И тем, и другим в этом хорошо помогает сложившийся в массовой культуре аттракцион поп-астрологии.

— А вот все-таки насчет причинно-следственных связей интересуюсь. Читала, к примеру, что ведическая астрология оперирует понятием кармы, т.е. вступает на смысловое поле «кому и за что», делая попытку объяснить не только «что», но и «почему» (если я правильно поняла прочитанное, конечно). Это и есть разница философских оснований (включая пределы познаваемости мира) между ней и традиционной астрологией? Каково место последней на этом поле?

Вопрос заслуживает не ответа в духе да/нет, а обстоятельного знакомства с исследованиями. Но если кратко, то классическая астрология, вступая в контакт с местными культурами, религиями и идеологиями, неизбежно ассимилировалась и принимала их форму. Как иначе? Ведическая астрология — не исключение. Это хорошо исследованное поле. В астрологии много куда более бытовых задач. Прежде чем строить предположения о возможных будущем и прошлом воплощениях было бы здорово разобраться с текущим и иметь надежно работающие прогнозы на ближайший год, к примеру.

Теория тогда состоятельна, когда она помогает продолжить получать корректные результаты там, куда экспериментально собранные данные уже не могут дотянуться. В эллинистической, арабской и традиционной астрологии мы это видим, когда лоты (математические точки, получаемые суммированием/вычитанием долготы определенных планет) играют крайне важную предсказательную роль, отмечая, например, периоды крутых перемен обстоятельств (zodiacal releasing with loosing of the bond). Это действует бессбойно, как автомат Калашникова. Ну а когда астрология подверстывается под некую идеологию, то речь идет о в первую очередь о службе этой идеологии, а не о более точных результатах.

Если же брать мировоззренческий аспект… Ученым, например, до сих пор неизвестен во всех деталях механизм распространения информации в человеческом организме при попадании в него вируса. Но очевидно, что некая сигнальная система для всех автономно существующих в нашем теле «существ» есть. Проекция этого простого примера на макрокосм может подсказывать идею о том, что вселенная — «один человек», «одно существо», единый организм, в котором существует немало сигнальных систем, в том числе — и в виде звездного неба над головой, и мы, ощущающие себя такими автономными и самостоятельными, но фактически играющие ту же роль, как частицы организма. Нетрудно найти буквальное отражение этой идеи в эпоху возникновения гороскопической астрологии: в концепциях Платона, например. Понимание этого не объединит наши эго тотчас в одно, но вполне может помочь лучше понять происходящее и его механику. Родившиеся в разные моменты времени, мы оказываемся связаны с разной природой этих моментов (запротоколированной астрономически), получаем разные базовые потребности, разную конкретику жизненных сюжетов (с обсуждения которых начался разговор), решаем свои собственные уникальные задачи, будучи одновременно плоть от плоти этого мира и им самим.

— Вот, это именно то, что я хотела узнать, спасибо!

ЗаметкиЛюди

Комментировать

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.